Головна » Для відпочинку » Книги » Мировоззренческий, политический феномен Даниила Гетманцева Анализ книги Д. Гетманцева «Очерки философии налога»
Книги

Мировоззренческий, политический феномен Даниила Гетманцева Анализ книги Д. Гетманцева «Очерки философии налога»

Поділіться з друзями - підтримайте проект

Print Friendly, PDF & Email

Дорогие друзья!

          Перед вами анализ книги Даниила Гетманцева «Очерки философии налога». Я выбрал её специально, как источник mainstream взглядов значительной части полисимейкеров, интеллектуалов Украины и постсоветского пространства. Такого рода взгляды на широкий спектр экономических вопросов и проблем являются отражением западного интеллектуального mainstream-а. Он проявляется в аналитических работах, рекомендациях международных организаций, содержании университетских курсов, программ развития и культурных продуктах.

          Детальный разбор взглядов, оценок, утверждений Д. Гетманцева, как типичного представителя левой интеллектуальной среды Украины, позволяет установить истоки такого мировоззрения, указать на ошибки и дефекты в нём, представить научные доказательства и факты в поддержку альтернативной, либеральной точки зрения.

          Сегодня Украина ведёт войну против нацистской России, рашизма/путинизма. Весь цивилизованный мир помогает нам в борьбе с врагом. Одновременно в Украине и во всём мире резко активизируется борьба идей. Война идей. На этом фронте победа ещё большее важна для того, чтобы никогда больше Украина, весь мир не страдал больше от фашизма, нацизма, рашизма и других авторитарных, коллективистских учений. Победить врага на поле боя, но не разоблачить, нейтрализовать и показать порочность, опасность его идей – создать условия для возращения монстра, для возрождения Дракона.

          Приглашаю к осмысленному, внимательному чтению. Помните, чеховское «выдавливать из себя по каплям раба»? Мой материал – это работа, которая поможет вам вам выдавить из себя значительную часть марксиста, антилиберала, антизападника и антирыночника.

          Неизменным остаётся мой девиз: «Думайте! Это небольно!»

Мировоззренческий, политический феномен Даниила Гетманцева

Анализ книги Д. Гетманцева «Очерки философии налога» (526 страниц)

          Даниил Гетманцев – это феномен украинской власти. Он стал идеологом и одним из главных дисижнмейкеров в экономической политике президента В. Зеленского в 2019-2022гг. 21 апреля Даниил Александрович стал секретарём Национального совета по восстановлению Украины от последствий войны. Это значит, что его роль в определении параметров экономической политики военного времени и после него будет устойчиво высокой.

          В течение более двух лет до начала военной агрессии Россией Д. Гетманцев последовательно проводил политику огосударствления экономики, торгового протекционизма, повышения роли и места государства в инвестициях и потреблении. Сейчас в роли секретаря Национального совета его мнения, оценки наверняка будут иметь большой вес в определении экономического будущего Украины на многие годы вперёд. Поэтому нам важно разобраться, понять мировоззрение Д. Гетманцева, его взгляды на экономику, роль и место государства в ней, отношение к предпринимательству, экономической свободе, частной собственности и разным стратегиям обеспечения экономического развития. Такой анализ позволит спрогнозировать действия вновь созданного Нацсовета, экономическую политику правительства на ближайшие годы, её влияние на Украину и её перспективы в мире.

          Лучший способ глубоко узнать Д. Гетманцев – проанализировать его труды, материалы, особенно если они собраны в одной книге. Перед нами его книга «Очерки философии налога» (526 страниц), изданная в 2019 году. Она написана Д. Гетманцевым – доктором юридических наук, профессором, когда он ещё не был во власти. Значит, её автор не делал поправку на политическую корректность и карьерный оппортунизм.

          В данной аналитической статье много цитат из этой книги. Их совокупность позволяет написать следующий мировоззренческий портрет Даниила Гетманцева. Исходя из его утверждений, заявлений и выводов, Даниил Александрович Гетманцев – это

  1. фаталист
  2. мистик
  3. марксист
  4. антизападник
  5. антилиберал
  6. противник демократии
  7. сторонник авторитаризма
  8. идеолог Схематоза
  9. эгалитарист
  10. манипулятор
  11. антирыночник

Гетманцев – фаталист

          Украинцы своим героизмом много раз доказывали своё право самим определять свою судьбу. Они сломали «ход истории», который начертал для Украины Кремль в 2004-м, 2014-м, 2019-м и 2022м годах. На наших глазах украинцы творят историю. Плевать они хотели на заданность траектории развития от инертной Америки, боязливого НАТО, пророссийской Германии и Франции. Каждая победа соткана из действий отдельный героев.

          История богата примерами проявления воли, решимости, необыкновенной личной инициативы. Разве была предопределена победа «оранжевой революции»? Разве результат Революции достоинства был известен заранее? За великими победами и поражениями, достижениями и разрушения стоят личности. Однако Д. Гетманцев верит в предопределённость бытия, неотвратимость судьбы. «Всё, что происходит вокруг, заранее предопределено», – утверждает он. «От нас мало что зависит, мало что находится в наших руках. Мы не влияем на процессы, происходящие с нами, обществом, миром вокруг. Всё движется само по себе в известном только Богу направлении. Это делаем бессмысленным любые действия человека, подвергая сомнению его разум, как источник и основную движущую силу Истории», – пишет фаталист, исторический детерминист Д. Гетманцев.

          Такого рода подход к истории, роли и места человека – типичный марксизм. Каждому советскому студенту вбивали в голову К. Маркса с его историческим детерминизмом. Мол, история развивается по спирали, и как бы ни старались буржуа и приспешники, сколько бы борцов за свободу не было, всё равно вся история закончится социализмом. Вот с такой предопределённостью Ленин и его банда террористов захватили власть в Российской империи и превратили её в концлагерь народов в рамках СССР. Нацистский диктатор Путин в рамках той же логики исторического детерминизма ведёт войну против Украины, потому что, как ему представляется, её роль и путь предопределены. Путин/Кремль считают, что попы РПЦ от имени Бога указывают ему направление движения, а героизм украинцев по защите своей Родины – это бессмысленные действия. Мол, чего они, эти бандеровцы/фашисты противостоят ходу истории?

          Марксистский исторический детерминизм, мистический фатализм – это очень опасная, лженаучная ересь. Её активно используют авторитарные лидеры, политики и сторонники Большого государства. Они заявляются, что только такой подход является научным, а всё остальное – отсебятина.

          Д. Гетманцев смело идёт в атаку на теоретиков, сторонников либерализма, противников марксизма. Он ставит на одну доску тиранов, злодеев и великих мыслителей: «И. Сталин, Б. Муссолини, Мао Цзэдун и А. Гитлер находились в плену идей о всемогуществе разума эпохи Просвещения не меньше, чем А. Смит, Ф. Ницше, Ш. Монтескье или К. Маркс. Просто диктаторы пошли дальше теоретиков». Вот так одним мазком вместе оказались палачи, кровавые диктаторы и гении человеческой мысли. Оказывает, что А. Смит был в плену разума? Это о философе, который написал «Теорию нравственных чувств». Полагаю, что Д. Гетманцев знакомился с творческом А. Смита через критику марксизма-ленинизма.

          Гетманцев-мистик категорически не приемлет разума, как источника развития и прогресса. Ему явно не нравятся идеи эпохи Просвещения. Если не просвещение, то что? Феодализм, варварство, авторитаризм, фашизм и коммунистическая империя? Если не разум, то что, эмоции, чувство, провидение? Гетманцев принадлежит к той категории деятелей, которые считают себя вправе интерпретировать знания, направлять курс истории и заставлять всех следовать его воле. Верь Гетманцеву, а не своему слабому, порочному мозгу. Так что ли?

Гетманцев – мистик

          Д. Гетманцев весьма фривольно интерпретирует историю, смешивая утопии, мистику и реальность. Он нарочито очерняет либерализм, ставя его в один ряд с коммунизмом: «… И либеральные, и коммунитаристские учения по сути своей – лишь утопии. Их реализация приводит не к решению реальных проблем общества, а к созданию новых».

          История человечества убедительно доказывает реалистичность и эффективность реализации либеральных идей. Либеральные идеи (свобода человека как фундамент проводимой политики) стали основой капитализма. Благодаря этой системе человечество совершило огромный цивилизационный прыжок. Либеральные идеи – это права и свободы человека, верховенство права, политическая конкуренция, частная собственность, открытая конкуренция, личная ответственность за принимаемые решения, свободная торговля. Те развивающиеся и переходные страны, которые заложили эти ценности в фундамент своего развития, получили прекрасный результат по всем значимым социальным, экономическим, экологическим, гуманитарным стандартам. Д. Гетманцев этого не знает? Или он изучал историю исключительно по советским учебникам и марксистским авторам?

          Назвать либерализм утопией могут лишь мистики или убеждённые враги свободы. С другой стороны, Д. Гетманцев ни слова не говорит о том, к чему привели попытки реализации идеологий коллективизма, социализма и других форм всеобщего государственного интервенционизма. Профессор-политик без объяснения, приведения фактов назвал либерализм утопией, но интервенционизм он считает реально работающей идеологией. Вопреки большому объёму написанных научных, аналитических работ, книг и докладов, показывающих дефекты, ущербность и провары Большого государства, Д. Гетманцев утверждает, что теория прекрасна, вот только исторически её неправильно интерпретировали и применяли. Без предоставления доказательств и аргументов, он предлагает себя в качестве нового жреца/гуру, который предлагает стране свой баланс ценностей и интересов. Правда, его взгляды, оценки и знания экономической науки и истории основаны на марксизме и его современных клонах. Именно такую токсичную смесь предлагает свеженазначенный секретарь Национального совета по восстановлению Украины.

Гетманцев – марксист

          Д. Гетманцев демонстрирует непонимание базового политического и общественного института современности – демократии: «В подавляющем большинстве же других стран [кроме Швейцарии] … демократия по сути имеет больше общего с тоталитаризмом, чем с идеальной моделью демократии…»

          Данное утверждение политика-профессора Д. Гетманцева входит в противоречие не только с основами политологии, теоретической базой по определению понятия «демократия» (ОБСЕ, Совет Европы, Freedom House, Economist Intelligence Unit, World Governance Indicators, World Justice Project), но и с эмпирическими наблюдениями за демократиями и тоталитарными странами.

          Профессор-политик дискредитирует теорию и практику свободы, ставя, по сути дела, знак равенства между свободой и несвободой: «Самые влиятельные философские учения, как составляющие идеологическую основу капитализма (классическая экономическая теория, либерализм, либертарианство, утилитаризм и т.д.), так и противостоящие, критикующие его (марксизм, коммунитаризм, анархизм и т.д.) имеют поразительно много общего между собой, отталкиваясь от одних и тех же подходов к человеческой природе, одних и тех же ценностей, якобы присущих человеку. Они мыслят человека как рациональный и эгоистичный индивид, ориентированный на собственное благосостояние (и/или счастье) в конкурентной борьбе с такими же индивидами».

          Знакомство с трудами теоретиков, классиков либерализма у настоящего учёного не могло сформировать такие взгляды и оценки, как у Д. Гетманцев. Речь идёт о следующих трудах: Л. Фон Мизес «Либерализм» и «Человеческая деятельность», А. Смит «Теория нравственных чувств», лорд Актон «Очерки становления свободы», Р. Кубедду «Либерализм, тоталитаризм и демократия: политическая философия австрийской школы», А. Шац «Индивидуализм экономический и социальный: истоки, эволюция, современные формы». Понимать либерализм, капитализм и демократию через призму марксизма и апологетов авторитаризма – это как воспринимать Библию в интерпретации сатаны.

          Представьте себе такую ситуацию. После войны делегация Украины принимает участие в очередном всемирном форуме демократии – в честь нашей победы над нацистской Россией. Выходит на трибуну представитель украинской делегации депутат Д. Гетманцев и заявляет: «Дорогие товарищи! Демократии в ваших странах, по сути, гораздо ближе к тоталитарной России и Китаю, чем к идеальной модели демократии».

          После такого откровения В. Зеленскому, всему украинскому МИДу и нашим партнёрам нужно будет приложить немалые усилия, чтобы нейтрализовать эффект от выступления Д. Гетманцева. Несомненно, нужно будет объяснить, как человек с такими взглядами, может представлять какой-либо орган власти в Украине, которая победила этот самый тоталитаризм при активной поддержке этих самых демократий.

          Дискредитация институтов демократии и стран, которые живут в этом режиме корнями уходит в пропагандистские клише Кремля и диктатора А. Лукашенко. Д. Гетманцев воспроизводит её в своей книге: «За внешне приличным фасадом демократии власть оказывается в руках нескольких сотен профессиональных чиновников (депутатов), которые фактически и принимают решения. Особенно явно такая трансформация демократии появляется в финансовых вопросах – крайне сложных для понимания не только избирателей, но и их избранников».

          Такое суждение – отражение пропаганды Кремля, марксистских, левых сил Европы и Америки. Отождествление либеральной демократии и тоталитаризма – один из любимых приёмов Кремля в его пропаганде против Запада и оправдании рашизма/путинизма. Мол, никаких преимуществ эта хвалёная демократия не имеет. Всем у них заправляет небольшая группка семей. Эти могущественные богатые семьи дёргают за ниточки и всем правят, прикрываясь демократией. Ставить под сомнение, даже отрицать необходимость институтов свободы и демократии для развития страны, защиты прав человека – это не только игнорировать многочисленные исследования сотен научных, аналитических центов мира. Это оправдывать авторитаризм в политике и госплан в экономике. Такая мировоззренческая позиция, проявление таких ценностей от политика, который является ключевой фигурой экономического блока президента Свободы В. Зеленского (секретарь Национального совета по восстановлению Украины от последствий войны), это очевидный парадокс, клэш или чужой среди своих.

          Д. Гетманцев не только не верит в демократию и свободу. Он делает ещё один очевидный реверанс в сторону авторитаризма: «Даже если оставить за пределами дискуссии иллюзорность существования этого юридического фантома – народа как субъекта общественных отношений – очевидно, что вопросы налогообложения решаются вне воли или даже сознания большинства избирателей».

          Народ, как утверждает народный депутат, профессор права Д. Гетманцев – это юридический фантом, а то, что он является источником власти – это иллюзия: «Эта иллюзия [что народ полностью или хотя бы частично является источником власти] необходима для того, чтобы свободный, но небогатый гражданин не насильно понуждался к труду, однако, самостоятельно, по собственной воле, влекомый собственной инициативой, включался в конкурентную борьбу за материальное вознаграждение с другими такими же работниками, расталкивая локтями своих конкурентов на тесном прилавке биржи труда».

          В этой цитате Д. Гетманцева ярко проявляется его марксистское мировоззрение, вера в теорию эксплуатации, глубокое непонимание рынка труда, сути конкуренции и природы процесса производства. Примерно такую же фразу можно было бы прочитать в трудах Ленина, Сталина, Брежнева, которые критиковали буржуазное общество и капитализм с позиции своих, коммунистических классовых интересов. Это было в кровавые времена советской империи. Слышать высказывания подобного содержания от политика-профессора в Украине 2020-ых, который имеет большое влияние на формирование экономической политики демократической, свободной Украины – это как назначить Грету Тунберг лоббистом угольной промышленности.

          Ещё одна марксистская, интервенционистская догма Д. Гетманцева – его взгляд на торговлю: «Свободная торговля нужна западных странам исключительного для того, чтобы свободно покупать у развивающихся стран ресурсы и свободно продавать им изготовленные из них товары. Это один из механизмов международной эксплуатации. Сегодня очевидно, что рецепт развития стран через упразднение торговых барьеров (в первую очередь, пошлин) приводит к несимметричной торговле, а значит к углублению экономического отставания развивающихся стран, фактически (не юридически) превращая их в колонии западного мира».

          Опять мы видим мантру сторонников теории всеобщего государственного интервенционизма. Повторение догм меркантилистов, изоляционистов – это очередная попытка внедрения ложной информации в сознание людей. Понятное дело, что обыкновенный человек не знает теорию сравнительных преимуществ Д. Рикардо. Но профессору-депутату, который оказывает большое влияние на выработку экономической политики, знание основ экономической науки, международной торговли обязательно.

          Имеется богатая статистическая, научная, эмпирическая база, которая на цифрах и фактах доказывает преимущества свободной торговли в режиме международного разделения труда для всех участников. Страны стремятся установить режим свободной торговли друг с другом. Ни одна страна не пострадала от вступления в ЕС, деятельности в рамках NAFTA или EFTA. Ни одна из 165 стран мира не выражает желание выйти из ВТО. Всемирная торговая организация, Global Trade Alert, ОЭСР, многочисленные аналитические центра мира ежегодно публикуют сотни докладов, аналитических работ, подтверждающих преимущества свободной торговли. Вопреки выводам экономической науки, богатой эмпирической базе, убедительным фактам экономической истории Д. Гетманцев продолжает отстаивать экономическую политику торгового изоляционизма, интервенционизма и «разори соседа «beggar-thy-neighbour». Если свободная торговля так плоха, то непонятно, почему Д. Гетманцев продолжает оставаться в той украинской команде (президента Зеленского), которая выступает на свободную торговлю с Евросоюзом и США, которая вступает с союз свободы перемещения товаров, услуг, денег и рабочей силы.

          Вот ещё одна яркая ситуация, раскрывающая экономические взгляды Д. Гетманцева. В экономической науке давно изучены примеры создание государством нового сектора экономики. Речь идёт об искусственном выделении (квоты, льготы, преференции, субсидии, защита от конкуренции) отдельной отрасли, которая, по мнению распорядителей чужого, должна стать локомотивом роста и развития. Д. Гетманцев: «Развивающаяся отрасль экономики, подобно беззащитному всходу растения, нуждается во всяческой опеке и поддержке государства, которое должно идти на всё в международных отношениях для защиты национального товаропроизводителя (что, собственно, делали и делают США и ЕС относительно своих экономик) от более сильного иностранного конкурента, не стесняясь обвинения в протекционизме. С другой стороны, развитая отрасль нуждается в обратном – в сильном конкуренте и повышенном налогообложении для того, чтобы минимизировать расходы за счёт оптимизации производства и стимулирования инноваций, стремясь к максимальной эффективности. Таким образом, сегодня развивающихся странам нужно прямо противоположное по отношению к тому, что нужно».

          Данная ситуация давно изучена и представлена в рамках теории development economics (экономика развития). Её авторами были сторонники теории государственного интервенционизма. Её основные положения были разработаны в первой половине XX века для бедных, развивающихся стран в рамках традиционных для II промышленной революции технологий, отсутствия глобализации в торговле, финансах и инвестиция.

          В то время мир был гораздо проще. Даже близко не было современных технологий в сфере транспорта, телекома и инфраструктуры. Не было мощной мировой сети глобальных цепочек ценности, активных потоков прямых иностранных инвестиций, в том числе через сделки слияния и поглощения. И даже в то время те страны, которые в таком «ручном» режиме пытались создать с нуля новые предприятия/отрасли в подавляющем большинстве случаев терпели провалы. Теоретики этой модели развития и роста не учитывали теорию и практику провалов государства, влияние конфликта «принципал – агент» при управлении ресурсами/активами распорядителями и потребителями чужого, динамику структуры экономики своей страны и мирового рынка, а также изменения в технологиях.

          Прошло более 80 лет со времени реализации данного эксперимента. Накоплена богатая эмпирическая база, убедительно доказывающая тупиковость государственных планов создания с нуля новых предприятий/секторов. Издержки, убытки оказались гораздо больше получаемой выгоды. Сегодня попытки создать новую отрасль решениями правительства сверху является ещё более безрассудным и высокорисковым экспериментов. Радикально изменилось технологическое поле. Появился мощный IT-сектор, глобальные и региональные цепочки ценности. Глобальным стал рынок финансовых услуг. Принципиально иной стала логистика, транспорт, торговля и сектор услуг. IV промышленная революция радикально меняет процессы производства товаров и услуг.

          Сегодня выбор распорядителями чужого нового предприятия/отрасли для канализации долгосрочных инвестиций – это крайне рисковый, венчурный проект, который будет искажать структуру экономики и обременять дополнительными издержками рыночные сектора экономики. Представления Д. Гетманцева о развивающейся отрасли экономики, которая «подобно беззащитному всходу растения, нуждается во всяческой опеке и поддержке государства», устарели на 60 – 80 лет. Сегодня придерживаться такой теории развития и роста – это как предлагать внедрение плёночных фотоаппаратов и печатных машинок для совершенствования работы в интернете.

Гетманцев – антизападник

          Д. Гетманцев оперирует понятием «капитализм» исключительно в марксистском, левацком определении: «…Капитализм изменил сознание людей, привнеся в нашу культуру на бытовом уровне убеждение того, что все или почти все можно измерить деньгами».

          Логика профессора права такова. До капитализма в мире феодализма, рабовладения и крепостного права якобы люди смотрели на мир через приму душевности, сердечности, благотворительности и гуманизма. Пришёл «кровавый, жестокий» капитализм – эксплуататор – и люди отказались от культуры, душевности и стали всё мерять деньгами.

          Одно дело – марксистский, ленинский памфлет, который пишут пропагандисты и идеологи авторитарных, тоталитарных учений, течений и систем. Другое дело, когда речь идёт о книге профессора права, который является одним из ключевых лиц в экономическом блоке власти Украины. Ожидаешь получить научно обоснованный, фактически выверенный материал. Д. Гетманцев же повторяет тезисы, которые списаны с «Коммунистического манифеста» К. Маркса. Извращения истории, допущенные сторонниками коммунистических идей, некритично приняты Д. Гетманцевым. Для оценки влияния первой промышленной революции стоил бы ознакомиться с трудами учёных, а не только пропагандистов. Например, с книгой Ф. Хайек «Капитализм и историки: Мифы о промышленной революции» или книгой Н. Розенберга, Л. Бирдцелла «Как Запад стал богатым: экономическое преобразование индустриального мира». Сравнение доиндустриальных и постиндустриальных показателей стран (смертность, продолжительность жизни, обеспечение продуктами питания, доход на душу населения, охват образовательными услугами, число частных благотворительных организаций и т. д.) доказывают, что капитализм стал той исторической системой, который не только резко повысила уровень материального обеспечения стран, которые приняли его, но и начал быстро решать социальные проблемы, которые тысячелетиями не решались в рамках предыдущих формаций.

          Чтобы оценить влияние некого явления, решения, события, нужно сравнивать с тем состояние, которое было до этого. Состояние стран после первых 30 – 50 лет первой промышленной революции надо сравнивать с тем состоянием, в которыми эти страны были до неё. Д. Гетманцев же вслед за марксистами совершает грубейшую методологическую ошибку, сравнивания с неким идеалом или современными стандартами XXI века.

          Вывод о том, что капитализм, индустриализация растоптала культуру, духовность и человеческие, семейные ценности – это грубейшая ошибка. Её легко опровергнуть элементарной проверкой фактов, но с фактами, методологией экономического анализа Д. Гетманцев явно не дружит. Вот очередной пример того, как профессор стал пропагандистом марксизма, врагом капитализма и Запада: «Первая волна индустриализации коренным образом сместила ценностные ориентиры человеческого общества, а политические и экономические теории растолковали природу человека, сделав её проще и вульгарней, отметив его мысли, желания, мечты и даже страдания в шкале экономических стоимостей, которые просто и бесхитростно измеряются денежными знаками».

          Д. Гетманцев вслед за марксистами, врагами либерализма и Запада тиражирует пропагандистские клише и фейки, оставляя за бортом факты. Западная цивилизация, основанная на демократии (политическая и гражданская свободы) и капитализме (верховенство права, экономическая свобода) освободила мир от голода и безграмотности, резко увеличила продолжительность жизни, радикально снизила детскую смертность, создала беспрецедентный уровень материального благополучия, научного, технологического развития, раскрепостила возможности творчества, самореализации, в том для путешествия и познания мира.

          То, что сделали политические системы, основанные на либерализме последние 200 лет, предыдущие формации не могли сделать тысячелетиями. Это подтверждают тонны эмпирических данных в самых разных источников, но Д. Гетманцев, вероятно, пользуется советскими конспектами и шпаргалками трудов Маркса/Энгельса. Как профессор-политик со взглядами агрессивного марксизма XIX века может вписаться в украинскую власть 2020-ых, которая всему миру доказывает одну прекрасную идею – «Freedom matters!» Это вопрос к президенту В. Зеленскому, главе Администрации президента Украины А. Ермаку, главе партии «Слуга народа» Е. Шуляк, депутатам фракции «Слуга народа» в Верховной Раде. Как человек, который публично, открыто признаётся в том, что он против демократии, против свободы и либерализма, против Запада, против экономической науки, с чёткой ориентацией на авторитаризм, марксизм и элитизм, может быть ключевой фигурой в определении параметров экономической политики, делового климата, стратегии развития Украины?

Гетманцев антилиберал

          Излюбленный приём сторонников авторитаризма в споре с либералами – дискредитация свободы. Мол, в принципе, свобода – это хорошо, но не всегда, не везде и по сравнению с чем. Гетманцев-релятивист поступает именно так: «Свобода, обеспечивающая конкуренцию людей и плюрализм их мнений – это … фундамент, основа разумного человеческого общества и условие осуществления человеком возможностей… Однако свобода не абсолютна, она может уступать в конкуренции с равенством и другими ценностями человеческого общества, а баланс всех этил сил и есть справедливость».

          За вроде бы безобидным «свобода не абсолютна» скрывается очень много опасностей для человека и страны. Д. Гетманцев вместе со сторонниками Большого государства претендует на то, чтобы быть теми, кто в ручном режиме устанавливает оптимальный баланс между свободой, равенством и справедливостью. Мол, обыкновенный человек невежественен, безответственен, безволен и не способен осознать великую цель развития общества, страны и цивилизации. Поэтому такой человек, как Д. Гетманцев, предъявляет свои претензии и права на то, чтобы устанавливать «баланс всех сил». Он сам себя уполномочил вершить справедливость. Опять же интерпретацию понятия «справедливость» он берёт марксистскую, коллективистскую. Д. Гетманцев модифицирует понятие «диктатуры пролетариата», представляя «диктатуру справедливости». Слово другое, смысл – очень даже близкий. Так или иначе, релятивизм свободы – это философская, идеологическая санкция на «забрать и поделить». Как в каждой антилиберальной системе, VIP-распорядители чужого (политики, чиновники, силовики) присваивают себе право определять параметры и конкретное содержание «баланса всех сил». Именно такой подход открывает шлюзы для развития олиграхата, схематоза и авторитаризма.

          Д Гетманцев не приводит список «всех сил», баланс которых призвано обеспечить почему-то именно государство. Не общество через добровольные организации, не религиозные общины, не бизнес через свои инициативы, а именно Государство почему-то должно быть авторов «баланса всех сил».

          Д. Гетманцев не потрудился определить параметры свободы, равенства и справедливости, которые требуют государственного интервенционизма. Прежде всего от учёного ожидаешь чётких определений, но их нет.

          Одно дело определить свободу как право и способность свободно распоряжаться своей жизнью, имуществом, нести ответственность за свой выбор, не нарушая при этом аналогичных прав других людей. Другое дело, когда свободу определяешь, как право и способность делать все, что ты хочешь. Марксисты и сторонники теории всеобщего государственного интервенционизма отождествляют свободу с вседозволенностью, пренебрежением людей с низким уровнем дохода.

          Терминологическое мошенничество применяется и в случае с понятиями «равенство» и «справедливость». Вот одно определение справедливости: это равенство прав, возможностей и доходов людей. Вот второе: это долг сильных, здоровых, успешных, богатых граждан помогать слабым, бедным, больным и неудачникам. А вот ещё одно: «Справедливость – это выполнение людьми добровольно взятых на себя обязательств и договоренностей вне зависимости от социальных норм или формальных актов законодательства». В зависимости от определения этого термина полисимейкеры принимают прямо противоположные решения.

          То же самое происходит с термином «равенство». Вот одного определение: «Равенство – это одинаковые возможности всех людей получать общественные блага, иметь гарантированный минимальный уровень дохода и социальной защиты». Вот второе: «Равенство – это когда граждане всей Земли равны перед Богом, когда богатые страны обязаны оказывать финансовую поддержку бедным, по доступным ценам продавать лекарства и технологии, а также предоставлять представителям развивающихся стран возможность», а вот третье: «Равенство – это одинаковый правовой статус каждого гражданина вне зависимости от его расы, религии, места жительства, дохода, пола и других личностных или социальных характеристик».

          Д. Гетманцев оставляет за собой право определять свободу, справедливость и равенство в каждой конкретной ситуации. Один из главных инструментов установления баланса между этими тремя ценностями – налоги.

          Д. Гетманцев таким видит суть налога, вводя понятие «правильный налог»: «Правильный налог – это налог компромисса, согласия, результат действительного, а не кажущегося баланса интересов… Налог – не только наиболее яркое проявление перераспределительных отношений, но и наиболее справедливый и честный инструмент аккумулирования средств в публичные фонды (в отличие от инфляции или займа)…»

          Мы видим, как налоги, какими бы они ни были, оправдываются такими ценностями, как «честность» и «справедливость». Такой подход – проявление марксизма во взгляде на природу и суть государства, манипуляция чувствами и невежеством людей в экономической политике. Одно дело рассматривать налог, как плату граждан за предоставление нанятыми ими агентами (политики, чиновники) определённых услуг, другое дело представлять государство, как нечто богом данное, объективное, которое наравне с гражданами может заниматься коммерческой деятельностью, влиять на структуру собственности, характер производства, инвестирования и потребления.

          Д. Гетманцев занимает марксистскую позицию сторонника Большого государства, в котором распорядители чужого (политики, чиновники, силовики), прикрываясь ценностями справедливости, равенства и честности, изымают у граждан часть их собственности, навязывают им режим производства и обмена товарами/услугами. В такой ситуации Д. Гетманцев, действуя от имени Большого государства, заставляет всю Украину принять его весьма спорное, сомнительное представление о ценностях, а также платоновское, марксистское природе государства, а также функциях и ресурсах распорядителей чужого. 

Гетманцев – антирыночник

          Поставив клеймо «утопия» на «либерализме», не поняв, что «либерализм» и «неолиберализм» – это почти противоположности, Д. Гетманцев продолжает опровергать не тезисы, утверждения и положения самого либерализма, а того «монстра», которого сам изготовил и сам же против него выступает: «… Как любая утопия, неолиберализм содержит в себе целый ряд очевидных противоречий. Во-первых, законы рынка – далеко не единственные законы жизнедеятельности общества. Переоценка их роли … приводит к разрушению системы человеческих ценностей, которая и составляет сущность человека, как такового. Они заменяются на примитивную в своей простоте систему обмена активами, ценность которых измеряется экономической стоимостью. Таким образом, любовь, преданность, дружба и многое другое, что составляет ценностную основу человеческого общества, либо выпадают из системы обмена, либо измеряется деньгами, что полностью искажает, девальвирует их сущность».

          Разберём эту типичную пропагандистскую уловку.

          Первая ложь: «либерализм – это утопия». Теория и идеология, которая стала фундаментов современной цивилизации, одним движение отправляется в корзину с надписью «утопии».

          Вторая ложь: утверждение, что законы рынка чуть ли не единственные законы жизнедеятельности общества. Нигде в либерализме нет такого грубейшего упрощения и очевидно несуразного допущения. Д. Гетманцев сначала приписывает либерализму очевидную чушь, а потом сам же её опровергает.

          Третья ложь: либерализм изгоняет из общества любовь и дружбу – во имя денег. Это типичный пропагандистский штамп марксистов и врагов либеральной демократии. Советский Союз постоянно эксплуатировал этот штамп. Мол, на буржуазном Западе любви и дружбы нет. Они там за деньги готовы мать родную продать. Такую же логику высказывает Д. Гетманцев.

          Четвёртую ложь мы идентифицируем по ещё одному утверждению Д. Гетманцева: «Здесь же кроется и фундаментальное противоречие либерализма и демократии. Ведь, если цену имеет все, то почему цены не имеет голос человека или его выборное право?» Профессор-политик берёт клише «цену имеет всё» и натягивает сову на глобус, устанавливая якобы фундаментальное противоречие либерализма и демократии. Если бы Д. Гетманцев выступал, как учёный-исследователь, он бы привёл цитаты, высказывания теоретиков либерализма и демократии, в которых бы чётко звучат тезис «у всего есть цена». Т. е. у чувств, отношений, явлений, времени и т. д. Д. Гетманцев вводит ложное, бездоказательное утверждение с целью посеять сомнения в институтах либерализма и демократии.

          Абсурдно приписывать узко экономическое, рыночное понятие «цена» к неэкономическим товарам и услугам. Любовь, дружба, партнёрство, солидарность, сострадание – ни один теоретик либерализма не писал, что эти категории имеют рыночную цену, как буханка хлеба, компьютер или автомобиль. Если бы Д. Гетманцев изучил хотя бы основу праксеологии (наука о причинах человеческой деятельности), то он бы знал, что у каждого действия есть издержки упущенной выгоды или альтернативные издержки. Если вы вместо похода в кино выбрали семейный ужин, то условная «цена» вашего выбора – поход в кино. Это сравнение комплексных немонетарных, неденежных явлений, которые могут включать в себя, в том числе монетарную часть. В обыденной речи люби используют слово «цена», но его значение совсем другое, чем когда мы говорим об обмене товарами/услугами, имеющими монетарную природу. Когда мы говорим «цена свободы» или «цена демократии», мы же не предполагаем назвать некий цифровой показатель. А вот Д. Гетманцев вслед за марксистами и идеологами Левиафана узрел здесь «фундаментальное противоречие либерализма и демократии».

          Наконец, пятая ложь заключается в извращении мотивов тех, кто борется на свободу и демократию: «…Всегда за лозунгами о свободе и демократии стояли лишь истинные мотивы борьбы за власть тех, кто на самом деле являлся либо олигоями [те немногие, которым принадлежит власть], обладавшими богатством, либо аристоями [«лучший» с точки зрения рождения, ранга и благородства], обладавшими добродетелью, либо являющимися и теми, и другими».

          Эта точка зрения полностью совпадает с российским нарративом относительно событий Помаранчевой революція в Украине (2004-2005гг.), революции гідності 2013-2014гг. и даже отечественно войны Украины против нацистской России в 2022-м году. Мол, это не народ (мы уже говорили о том, как уничижительно, снисходительно относится Д. Гетманцев к народу в системе государственного управления) борется за свободу и демократию. Это олигархи и Запад сражаются за право распоряжаться и потреблять чужое (государственные ресурсы, активы и деньги). Под логику искажённого представления о свободе и демократии едва ли попадают революции, связанные с освобождением стран от советской диктатуры и многие другие исторические события. Д. Гетманцев склонен усматривать в них противостояние и борьбу кланов, денежных мешков и мощных групп влияния.

          Профессор-политик продолжает вульгаризовать либерализм, а с ним и капитализм, как систему, построенному на нём), представляя его как крайний индивидуализм, эгоизм и наплевательского отношение к людям вокруг (обществу). Очевидно, автор использует понятие «эгоизм» не в определении Айн Рэнд, а в общеупотребительном, разговорном смысле этого слова. «Одиночество человека в современном мире усугубляется капитализмом, который… культивирует эгоизм, как основной (или единственный) побудительный мотив жизнедеятельности человека. Другие люди, группы людей таким образом воспринимаются им как средство удовлетворения собственных потребностей. Крайний индивидуализм необходим для капитализма. Он, с одной стороны, позволяет обособить ту товарную единицу, которой является в капитализме человек (единица потребления и единица труда). С другой стороны, разрушить и преуменьшить те связи, которые питают иные, чуждые капитализму ценности».

          Здесь мы опять наблюдает гротескное выпячивание и демонизацию эгоизма/индивидуализма с одной стороны и восхваление коллективизма. Типичная советская идеологема. Сначала автор в традициях социалистов, жёстких критиков капитализма (Т. Драйзер, Б Шоу, Дж. Стейнбек, С. Льюис) представляет западного человека этаким Гобсеком, скруджем Мак Даком, скрягой, циничным карьеристом, ненавидящим всё живое буржуем, а потом делает пассаж в сторону той модели, где процветал коллективизм, дружба народов, солидарность и вселенская любовь. Одно дело, если бы Д. Гетманцев писал художественное произведение, где он волен использовать любые литературные приёмы. Другое дело, если речь идёт о научно-аналитической публикации. Книга профессора-политика не выдерживает никакой критики, разве что её анализировать с точки зрения стандартов pulp fiction или жёлтой прессы.

          Есть ещё один очевидный посыл Д. Гетманцева к коммунистическим идеалам самопожертвования: «Жертвенность человека ради других людей наполняет смыслом и его жизнь, и права человека, являющиеся в таком случае производными обязанностям. Служение бессмертному (народу, обществу, идее) наполняет смыслом и жизнь, и смерть человека. Удовлетворение собственных потребностей (служение себе) превращает в конце концов человека в животное».

          Вдумайтесь. Если ты живёшь ради своей семьи и близких, обеспечиваешь их всем необходимым, закладываешь фундамент семейного бизнеса, то ты, в конце концов, становишься животным. А вот если ты жертвуешь собой ради таких категорий, как «народ» или общество», то тогда ты живёшь/умираешь со смыслом. Это ещё одна грубая манипуляция в поддержку логики Большого государства, классовой борьбы и «светлой» цели диктатуры пролетариата – «и мы все умрём в борьбе за это».

          Это точка зрения человека, для которого Государство первично, человек – его слуга. Д. Гетманцев не считает моральным, достойным уважения личные достижения через самореализацию в семье, на работе, бизнесе, искусстве или в гражданском обществе. Добровольный обмен ценностями между людьми в режиме свободного, взаимовыгодного обмена – это и есть фундамент капитализма и либеральной демократии. Именно такой режим приводит к процветанию всего общества, повышению благосостояния страны, повышения качества и продолжительности жизни.

          Однако такой путь категорически не устраивает Д. Гетманцева. Он выступает за жертвенность. Очевидно, он, как представитель группы «жрецов» и правителей народа, который не является де-факто источником власти, будет формулировать те идеи, ради которых люди должны быть готовыми пожертвовать собой. Ради светлого будущего? Если Д. Гетманцев против того, чтобы люди жили, работали ради себя и своих близких, то он за то, чтобы украинцы пахали ради «народа, общества, идеи». Типичная риторика авторитарных, тоталитарных стран, в которых под такими знамёнами лучше всего живут представители номенклатурно-силовых кланов и VIP-распорядители чужого. По факту получается, что Д. Гетманцев во главу своей иерархии ценностей ставит благополучие тех, кто за 30 лет довёл Украину до статуса самой бедной страны Европы. Фамилии олигархов и VIP-распорядителей чужого могут измениться, но суть самой системы, модели развития страны останется неизменной.

          Д. Гетманцев является тем политиком, который в очередной раз предлагает Украине разновидность социализма, государственного интервенционизма примерно с таким обоснованием: «Прежние распорядители чужого вас обманули. Они оказались коррупционерами. Они думали исключительно о себе. Я другой. Мои партнёры по власти и бизнесу другие. Поверьте нам. Дайте нам шанс порулить. Мы готовы к освоению десятков, сотен миллиардов долларов, которые пойдут в Украину после войны на восстановление. Главное – пожертвуйте своими интересами ради моего видения будущего. Главное – отдайте мне свою жизнь».

          А вот цитата из книги: «Жизнь для себя как цель существования человека достаточно быстро исчерпывает себя, делая само по себе существование бессмысленным. Эгоизм, хотя и мотивирует многие действия человека, является отклонением, дополняющим основное предназначение человека – его творчество, самопожертвование и любовь. Только создавая что-то ценой собственной жертвы, человек обретает себя, чувствует себя полным, реализованным».

          Вот моральный кодекс Д. Гетманцева. Он – копия философского кредо философского коллективиста-жреца. Отдай свою собственность/доход/жизнь – ради великой идеи/государства. Д. Гетманцев хочет управлять душой, идеями и ценностями людей, ставить им чужие цели, заставлять их следовать его представлению о балансе интересов. Мы, жрецы, укажем тебе номер счёта и место жертвоприношения. Крайняя форма такой системы массового жертвоприношения – фашизм, сталинизм, рашизм/путинизм. Айн Рэнд в «Источнике» прекрасно описала такой философский тип – Элсворт Тухи.

          Литературные, идеологические штампы никакого отношения к действительности не имеют. World Value Survey (уже было семь волн), многочисленные опросы по идентификации ценностей, приоритетов людей, по вовлечению в благотворительность (World Giving Index), по уровню социальной защиты (Social Progress Index, Human Development Index), по качеству окружающей среды (Environmental Performance Index), по удовлетворению жизнью (Happiness Index, Legatum Prosperity Index) – эти и многие другие глобальные исследования и опросы доказывают, что в тех странах, которые имеют качественные институты защиты именно либеральных ценностей (право частной собственности, политическая конкуренция, гражданские свободы, свобода слова, открытая конкуренция, свободная торговля), люди больше удовлетворены жизнью, демонстрируют гражданскую активность и щедрость, имеют ярко выраженную ориентацию на семью, дружбу и солидарность. По всем этим показателям они лучше, чем страны авторитаризма, Большого государства, дискриминации человека, протекционизма и дефицита экономической свободы. Они лучше совсем не значит, что они идеальны, что там нет проблем, что они в разной степени не заражены идеологией всеобщего государственного интервенционизма.

          Таким образом, тезис Д. Гетманцева относительно любви/дружбы с одной стороны и денег в западных, капиталистических странах – это чистейшей воды ложь, пропагандистский штамп. Автор даже не удосуживается его хоть как-то доказать, довольствуясь простой констатацией. Вот поэтому у него на мировоззренческом уровне заложена классовая ненависть к богатым, предпринимателям, представителям западной либеральной культуры и бизнеса.

Гетманцев – противник демократии

          Для закрепления своего представления о ценностях, их балансе, формализации функционала Государства Д. Германцев предлагает использовать право. К этому объекту изучения он также подходит так, чтобы было большое поле для субъективных интерпретаций распорядителей чужого и нанятых ими специалистов в сфере права. Д. Гетманцев: «Мы склонны рассматривать право в качестве совокупности взаимосвязанных между собой образов, часть из которых сотворена человеком, часть – найдена им тысячелетиями проб и ошибок, часть – остаётся до поры скрытой от человека, а часть появляется со временем».

          По мнению Г. Гетманцева, «в основе права, как и искусства, лежит творчество». Раз право – это искусство, серия образов, значит, есть искусствоведы, интерпретаторы этих образов и взаимосвязей между ними. Именно они определяют эти параметры, решают, что открыто, а что скрыто, что сотворено человеком, а что найдено им методом проб и ошибок. Правоведы или юристы в таком случае по отношению к праву являются такими же субъектами, кто теологи, священники, жрецы являются по отношению к Библии и другим священным писаниям.

          Право быть официальным интерпретатором права получают те, кто сдал определённые экзамены, тесты и получил одобрение (диплом, сертификат, лицензию). Здесь критически важное значение имеет институт «высших жрецов» (высшая аттестационная комиссия – ВАК), научные советы университетов. Они – государственные органы. Они – монополисты в сфере оценки профессиональных знаний, навыков и умений тех, кто получает право интерпретировать Право.

          Здесь конфликт интересов на лицо, особенно в стране, где действует жёсткая вертикаль присуждения научных званий и степеней. В результате на постсоветском пространстве мы имеем мощный правовой синдикат, который пронизывает все ветки государства, выработки и реализации экономической политики. Раз право – это искусство, набор образов, а Государство уполномочено устанавливать баланс между свободой, справедливостью и равенством, значит, у специалистов права (юристы, правоведы, адвокаты, прокуроры, судьи) есть широкие полномочия и возможности вырабатывать и принимать такие акты законодательства (законы, постановления, указы, распоряжения), которые бы вводили страну, её экономику в состояние этого самого баланса. Он ситуативный, временный, требующий постоянного мониторинга и корректировки.

          Вот так Д. Гетманцев и другие марксисты в области права загнали Украину в колею государства-Левиафана, государства – стейкхолдера активов каждого украинца. Получается, что не граждане создают совместный, добровольный проект «государство» для улучшения своей жизни, оптимизации издержек по производству определённых услуг (защита жизни, собственности), а наоборот – государство первично, и устами VIP-распорядителей чужого (им слова вкладывают представители синдиката Права) они обязывают граждан выполнять требования баланса интересов и ценностей, какими они их видят.

          Д. Гетманцев пытается поставить причинно-следственные связи с ног на голову, назвать «чёрное белым», чтобы только никто не покушался на святое право жрецов права устанавливать баланс всех интересов и ценностей: «Тот или иной путь развития не является следствием внедрения эффективных институтов. Наоборот, внедрение эффективных институтов является следствием установления такого баланса сил в обществе, когда согласие относительно всех существенных общественных вопросов достигается при участии всех общественных сил, которые признают достигнутый баланс. При этом наличие институтов самих по себе никогда не является залогом процветания либо даже устранения каких-либо общественных пороков».

          Д. Гетманцев ставит под сомнение эволюционный характер появления, становления и развития общественных институтов. Институт «деньги», «частная собственность», «свободная торговля», «открытая конкуренция», «банкротство» и другие сложились в результате взаимодействия большого количества людей на протяжении сотен лет. Он считает, что залог процветания – субъективные решения и действия распорядителей чужого в режиме установленного им баланса интересов и ценностей.

          Экономическая теория, история, данные статистики доказывают, что страны, которые продолжительное время работали в режиме политической, гражданской, экономической свободы, частной собственности, малого государства, открытой конкуренции и свободы выбора потребителя обеспечивали быстрые, долгосрочные темпы экономического роста, повышение благосостояния, позитивные тенденции в сфере демографии, образования, науки и экологии. Так работают институты.

          С 1995 по 2022г. десятки мозговых центров мира, объединённых в глобальную сеть экономической свободы, скрупулёзно изучают, оценивают институт «экономическая свобода» в 160 – 180 странах мира. Выводы, которые подтверждаются фактами, статистикой, результатами опросов однозначны. Институциональным фундаментом развития и роста должна быть экономическая свобода. Д. Гетманцеву такой вывод, основанный на научных данных, не указ. Он предлагает игнорировать экономическую науку и историю, поставить во главу угла субъективные мнения, оценки и решения VIP-распорядителей чужого (политиков, чиновников, силовиков). С подачи «жрецов» от политики и экономики они в ручном режиме устанавливают связи, структуру экономики, режим функционирования рынков товаров и услуг. Их позиция следующая: «Мы в ручном режиме установим прогрессивный баланс ценностей и интересов. Для этого мы установим прогрессивные ставки налогов, определим государственные приоритеты в сфере производства и экспорта, представим льготы, привилегии, преференции тем, кто, с нашей точки зрения, внесёт наибольший вклад в развития страны. Мы будет сдерживать непроизводственное, неконструктивное поведение нецивилизованных форм предпринимательства, регулировать риски и заставлять всех действовать в рамках оптимального, с нашей точки зрения, баланса».

          Д. Гетманцев присваивает себе право выступать от имени Государства, навязывают свои моральные императивы, не удосуживаясь даже представить доказательства. Каждый раз, когда планы, программы и прожекты распорядителей чужого проваливаются, они – жрецы Левиафана предлагают нам очередную версию своего баланса интересов и ценностей. Украина в таком режиме платовско-макрсистского государства функционирует более 30 лет. Фамилии «жрецов», распорядителей чужого, даже олигархов и схематозников которые неизбежно возникают в такой ситуации, меняются. Неизменным остаётся система принятия решений, структура собственности, механизмы влияния государства на производителей и потребителей. Д. Германцев является представителем именно такой экономической политики. Её проводили в разных формах А. Яценюк и С. Арбузов, Н. Азаров и Ю. Тимошенко, П. Лазаренко и А. Кинах, В. Янукович и Ю. Ехануров.

Гетманцев – сторонник авторитаризма

          Для ручного управления экономикой и реализации своего баланса интересов и ценностей для Д. Гетманцева демократия совсем не обязательна. Профессор права считает демократию совсем не обязательной для достижения желанного баланса ценностей и интересов: «При наличии согласия процветание общества возможно и в демократии, и в авторитарном обществе (как, например, Китай), также как и демократия сама по себе не является панацеей от бедности и неудач, если она по сути своей не обеспечивает общественного диалога.. и чётких правил игры, как их результат».

          Демократия по определению является набором институтов, механизмов для открытого общественного диалога, конкуренции идей, баланса интересов, сдержек и противовесов. Вероятно, Д. Гетманцев перепутал систему, которая была создана в Украине, Беларуси, России, со странами полноценной демократии. Симпатии китайскому авторитаризму вне анализа того, какие факторы обеспечивали быстрый рост китайской экономики в последние 30 лет (экономическая свобода в избранных отдельных зонах, спрос внутреннего рынка) показывает дефективность взглядов профессора права на экономические процессы, теорию и практику системных трансформаций.

          Д. Гетманцев ставит очень жёсткий диагноз Западу (США, ЕС), куда, согласно Конституции и курса В. Зеленского стремится интегрироваться Украина: «Собственно, вырождение демократии, т. е. такое состояние, в рамках которого человек отстраняется от государства, более не являющегося механизмом реализации его интересов, мы наблюдаем сегодня в странах Запада».

          По Гетманцеву получается, что на Западе, в демократических странах, человек игнорируется, а государство, т. е. распорядители чужого действуют, как хотят, без влияния граждан/избирателей. При этом их экономическая политика тупиковая, а вот в Китае всё иначе. Здесь демократия не могла выродиться, потому что её никогда не было, но человек не отстранён от государства. Государство, как Левиафан, внимательно следит за каждым гражданином. Недовольных, непокорных, протестующих нейтрализуют и даже изолируют. Уйгуры, жители Гонконга в этом убедились на своей шкуре, как, в своё время студенты на площади Тяньаньмэнь. Очевидно, такого рода издержками по принуждения к исполнению баланса интересов, по мнению Гетманцева, можно пренебречь.

          Вот его очередной посыл в защиту авторитаризма: «Авторитарные формы правления несправедливо противопоставляются демократии по признаку того, демократическая форма правления (республика) обеспечивает власть большинства, а авторитаризм – будь то монархия или олигархия – представляет собой власть меньшинства над большинством». И ещё: «Очевидно, что в авторитарных обществах, как правило… власть принадлежит большинству».

          Д. Гетманцев жонглирует понятиями, смыслами и терминами, подменяя один одним, играя в семантические, терминологические напёрстки. Вот пример: «Капитализм, с одной стороны превращающий человека в товар, с другой, благодаря демократическим институтам – создающий у него ложную уверенность в том, что он, человек, является источником власти в обществе, а с третьей, дополняющий современную культуру идеологией гуманизма, достаточно комфортно чувствует себя в условиях современной либеральной демократии».

          Первое мошенничество: не человек является товаром, а человек добровольно в условиях свободного, взаимовыгодного взаимодействия обменивает товары/ услуги в условиях разделения труда. Сказать, что капитализм превращает человека в товар» — это отождествить капитализм с рабовладением и феодализмом. Второе мошенничество – человек не является источником власти в обществе. Это глубинное недоверие и отрицание Д. Гетманцевым демократии. А какие альтернативы, в какой модели человек является источником власти? Д. Гетманцев весьма комплиментарно отзывается о той системе, в которой человек жертвует собой ради целей/идеалов общества.

          Третье мошенничество – отождествление гуманизма и слабости, мягкотелости и безволия оказывается, Д. Гетманцев – ярко выраженный антигуманист. «Никогда не задумывались о последствиях гуманизма, как господствующей государственной идеологии? То есть учения о том, что человек есть центр Вселенной, и цель всего, что нас окружает? Другие твари, включая животных, жуков и червяков – хуже человека, т. е. у них нет ни разума, ни души. Бог хуже человека, т. к. у него не тела.

          Человек по определению идеален. Но аксиома о всеобщем равенстве людей не даёт возможности оценить одного человека (в целом, а не в каком-то одном качестве) лучше, чем другого. Человек заслуживает уважения уже потому, что он человек, равный с другими людьми.

          Такой подход, сегодня навязываемый в детства, предполагает культивацию отсутствия насилия над личностью как такового, как отрицательного, так и положительного, того, что приносит пользу. Он предполагает почитание слабостей и потакания им…»

          Во взгляде Д. Гетманцева на гуманизм смешались в кучу кони и люди. То ли червяка нужно оставить в один ряд с хомо сапиенс. То ли надо защищать Бога от человека. То ли прибор для сравнения ценностей людей изобрести. То ли на пальцах объяснить профессору, что гуманизм и потакание слабости – это совсем разные вещи. Если гуманизм – это плохо, значит, власть сильной руки, принуждение палкой – это альтернатива?

          Перед нами попытка профессора права Д. Гетманцева внести свой вклад в политологию и социологию. Такой логикой пользуются диктаторы Путин и Лукашенко, Алиев и Назарбаев, Си Цзиньпин и Мадуро. Установив авторитарные, а последние годы тоталитарные режимы в своих странах, они утверждают, что власть в их странах (Беларусь, Россия, Китая, Венесуэла, Азербайджан) принадлежит большинству. С такого рода выводами Д. Гетманцев вполне мог бы найти место в структурах пропаганды этих стран. Всё потому, что мировоззрение Д. Гетманцева зиждется на марксизме и пропагандистских клише сторонников социализма, авторитаризма и других разновидностях государства всеобщего интервенционизма.

 

Гетманцев – идеолог Схематоза

 

          Д. Гетманцев считает, что при помощи налогов он делает Украину более справедливой: «…В праве справедливость налогообложения имеет иную, нежели правовой принцип, природу. Это цель – это идея налогообложения, которая проявляется, пронизывает собой все остальные принципы налогового права. Все правовые принципы бесконечно стремятся к справедливости. И справедливость налогообложения реализуется их посредством. С другой стороны, мы можем сказать, что справедливость есть актуальный для определённого исторического момента баланс между свободой и равенством…»

          В экономической политике в целом и роли государства в экономике в частности Д. Гетманцев претендует на статус, который имеет Пара римский по отношению к верующим. Для экономиста налоговый, регуляторный интервенционизм должен быть чётко определён, рассчитан и проверен.

          Чтобы забрать определённое количество денег в виде налогов у определённого числа людей (национальные производители, импортёры, производители, владельцы недвижимости/земли, бенефициары процентных доходов и т.д.) нужно ответить на следующие вопросы:

– почему чужие деньги (налогоплательщиков), потраченные чиновниками и их коммерческими агентами/партнёрами дадут лучший результат (по чётким показателям – выручка, прибыльность, производительность, конкурентоспособность, увеличение доли на рынке, рост занятости и т.д.) по сравнению с этими деньгами, потраченными теми, кто их изначально заработал.

– Как изъятие денег в виде налогов повлияет на состояние, конкурентоспособность производителя-плательщика и его потребителей? Будут ли более высокими темпы экономического роста в случае перераспределения через государство денег по сравнению с темпами роста экономики без государственного интервенционизма?

– Будет ли объём его совокупных издержек, в том числе издержек упущенной выгоды, меньше, чем ценность/выгода от потребления этих денег теми, кто их получит в результате перераспределения через бюджет?

– Каковы издержки чиновника/налоговика посредника по изъятию денег у одних и передаче их другим? Есть ли альтернативные, более дешёвые, эффективные механизмы выполнить ту задачу, которые поставили перед собой распорядители чужого?

– Каково влияние государственных инвестиций и потребления (использование чужих денег) на структуру экономики и занятости? Сколько рабочих мест и в каких секторах будут разрушены в результате изъятия части выручки/добавленной стоимости/прибыли в виде налогов? Будет ли в результате государственных инвестиций/потребления создано больше рабочих мест?

– Кто и с каких источников будет компенсировать убытки от государственных инвестиций/потребления, не выполнения распорядителями чужого декларируемых ими целей? Каковы будут совокупные издержки производителей, потребителей и государства на нейтрализацию структурных искажений, ликвидацию токсичных активов и создание новых рабочих мест?

          Таков подход диктует экономическая наука, менеджмент и просто здравый смысл. Д. Гетманцев не утруждает себя этими вопросами. Он делает голословное заявление, типа: «Через налоги в данный исторический момент я устанавливаю такой вот справедливый баланс между свободой и равенством». И всё? И это справедливо? Это морально? Это обоснованно с точки зрения материальных и нематериальных активов? Ответов на эти и другие вопросы Д. Гетманцев не даёт. Он предлагает нам на веру, некритически принять его концепцию справедливости и его образ баланса свободы и равенства. В своё время примерно так первые христианские миссионеры адвокатировали Библию. Только апостолы Пётр и Павел делали это в рамках религии, а Д. Гетманцев предлагает такой же подход там, где нужны наука, расчёты, разум, логика и здравый смысл.

          Следуя логике сторонников всеобщего государственного интервенционизма, Д. Гетманцева ссылается на аморфную, мистическую концепцию «социальная справедливость»: «…Вряд ли социальной справедливости можно достичь путём установления налогов и сборов в соответствии с платёжеспособностью налогоплательщиков».

          По Гетманцеву, справедливость в налогообложении не есть равенство сумм уплаченных налогов. «Более того, сегодняшний подход к обеспечению равенства не только допускает, но и предполагает устранение не только юридических, но и фактических препятствий к свободной реализации прав всеми людьми через предоставление определённым группам преференций, призванных поддержать их в доступе к равным возможностям. Таким образом, равенство достигается через умышленное установление неравенства (установление преференций…»

          Д. Гетманцев в стиле Дж. Оруэлла декларирует: «Равенство – в неравенстве». Одним – высокие ставки налогов, изъятие части дохода, взимание платы за владение активами, за деятельность в определённых секторах, с определёнными товарами/услугами, для других – льготы, преференции, субсидии. И всё это под лозунгом «во имя доступа к равным возможностям».

          Жонглирование смыслами, терминами представлено в традициях бессмысленной схоластики: «Сегодняшняя оценка соответствия принципу равенства … сводится к двум моментам: установление дискриминации (отсутствие дискриминации) при выборе законодателем критерия равенства (отхода от принципа равенства); установление дискриминации (отсутствия дискриминации) при применении установленного законодателем критерия при правоприменении». И ещё одна отмычка для Гетманцева – жреца в интерпретации «национальных интересов»: «Мы можем допустить своеобразный оксюморон, утверждая, что принцип равенства может уступить в конкуренции иным принципам права, если последним предоставляется приоритет в целях достижения равенства».

          Перед нами очередная грубейшая манипуляция сторонников марксизма, теоретиков и практиков модели государства всеобщего интервенционизма. Д. Гетманцев предлагает забрать у одного и передать другим на основании формального признака владения/управления определённого объёма ресурсов, активов и денег в данный момент времени. Решение о справедливом балансе ценностей и интересов принимаются исключительно на основании статического состояния и только по одному критерию – наличие денег/активов/богатства. Это как если пытаться установить баланс свободы, равенства и справедливости между Месси/Рональдо и средним игроком чемпионата Румынии, Украины или Болгарии.

          Прежде чем ставить диагноз о справедливости реализации подхода «забрать у богатого, передать бедному», нужно определить вклад богатого в экономику сегодня, а также оценить его поведение до настоящего момента. Богатый человек (опять же нет чётких критериев отнесения гражданина к этой категории) – это экономический субъект, который:

– создаёт рабочие места, т. е. обеспечивает доход другим семьям,

– инвестирует свои или заёмные ресурсы для реализации проектов, т. е. вносит свой вклад в повышение производительности труда,

– обеспечивает производство товаров/услуг, которые нужны потребителям,

– формирует высокий спрос внутреннего рынка на самые разные товары и услуги (продовольствие, недвижимость, образование, здравоохранение, связь),

– делает вклад в развитие культуры предпринимательства;

– готовит человеческий капитал, квалифицированные кадры для работы на рынке,

– является проводником новых технологий, т. е. модернизатором страны,

– предъявляет спрос на культуру трудолюбия, ответственности, инновационности.

          Даже если мы рассматриваем реализацию принципа справедливости в статичном положении (сегодня ты богатый, значит, отдай часть другим через государство) необходимо представить доказательства (оценки, расчёты), которые бы показывали, что изъятие денег у одного субъекта с высоким уровнем дохода и богатства в пользу других с учётом издержек администрирования и контроля даст лучший результат (темпы роста, ВВП на душу населения, производительность труда, объём инвестиций, объём экспорта, число рабочих мест и т.д.).

          Разумно и научно обоснованно анализировать предложение об установлении баланса свободы, справедливости и равенства не в статической точке, а в динамике. Ведь речь идёт на об одноразовых платежах, а о введении продолжительного периода взаимоотношений «богатый налогоплательщик – государство (распорядитель чужого) – потребитель чужого».

          Прежде чем стать богатым (состоятельным, процветающим), собственником предприятия, подавляющее большинство предпринимателей проходит путь от «грязи в князи» через десятилетия упорного, тяжёлого труда, сознательного отказа от текущего потребления, высокорискованного, венчурного соединения факторов производства в надежде на то, что производимые товар/услуга будет пользоваться спросом, и инвестиции окажутся прибыльными. На протяжении многих лет предприниматель инвестирует время, ресурсы, внимание, нервы в производство товаров/услуг. Если он это делает качественно на протяжении длительного времени, тогда он становится состоятельным. Всё это время предприниматель сознательно перераспределяет ресурсы, время между своим делом и другими важными темами/субъектами (семья, хобби, искусство), чтобы создать материальную базу, а потом пользоваться ею для реализации других планов, достижения других целей.

          Таким образом, этап инвестирования, накопления активов и богатства – это всего лишь часть долгосрочного планирования предпринимателя. Справедливо ли на этом этапе прерывать его личный жизненный план требованием государства отдать ещё больше денег в виде налогов? Не будем забывать, что на протяжении всего периода коммерческой деятельности предприниматель платил налоги (доходы, потребление). Справедливо ли забирать у одного (увеличивать его издержки упущенной выгоды) и передавать другим, не выяснив причины их материального статуса? А если человек всю жизнь ленился, плохо учился, работал, спустя рукава, мошенничал, подворовывал, жульничал, был плохим семьянином, не приобретал новых знаний/навыков, то справедливо ли забирать у успешного предпринимателя, который делал ставку на трудолюбие, производство, сбережение и инвестирование и отдавать тому, кто сбросил ответственность за свою жизнь на других, в том числе на Государство?

          Такой способ установления справедливости и равенства – это создание источника моральной опасности (moral hazard). Это такое состояние, когда человек, получающий гарантированную поддержку от государства (иждивенец), не отказывается от своего поведения (лень, пассивность, игнорирование знаний, безответственное поведение с другими людьми, ориентация на халяву).

          Сам Д. Гетманцев признаёт, что распорядители чужого – не бестелесные ангелы без своей мотивации, интересов и предпочтений, но способов нейтрализации фактора «распорядитель чужого» он не предлагает: «… Мы, исходя из налогового суверенитета государства, презюмируем субъективные, политические мотивы законодателя в определении критериев равенства (неравенства) и понимаем, что равенство по одному критерию влечёт за собой неравенство по всем или большинству других».

          Таким образом, Д. Гетманцев в качестве ценностной основы налоговой системы в частности, взаимоотношений «гражданин – государства» в целом предлагает научно не обоснованную, аксиологически дефективную базу, в которой главными являются те, кто имеют полномочия для установления баланса интересов и ценностей, т. е. VIP-распорядители чужого (политики, чиновники, силовики и их коммерческие партнёры).

          В. Ленин, И. Сталин прикрывались защитой интересов пролетариата. При этом созданная ими система была бесчеловечной, экологически токсичной, античеловечной, но это был их баланс интересов. А. Лукашенко, В. Путина в значительной степени воссоздали систему госплана, прикрываясь идеей восстановления «советского народнохозяйственного комплекса». Д. Гетманцев предлагает модель авторитарного олигархата с рельефными элементами экономики Госплана, выделением номенклатурно-силовыми группами так называемых «точек роста» и канализации ресурсов именно в них. Экономическая теория, история развития человечества не знает страновых успехов при реализации такой модели.

          Д. Гетманцев предлагает поставить во главу развития общества весьма своеобразную цель: «Концепция динамического равенства состоит в отрицании возможности достижения абсолютного равенства, однако утверждает возможность достижения минимального равенства, как цель построения современного общества». «Минимальное равенство» — это то, что Д. Гетманцев предлагает навязать Украине через тяжёлую налоговую, регуляторную нагрузку, активное вмешательство государства в процессы коммерческой деятельности.

          Д. Гетманцев оправдывает нарушение формального равенства следующими аргументами: 1) «реализация принципа «достойного существования», 2) для обеспечения баланса между публичными и частными интересом, 3) «для достижения равновесия экономики, т. е. введение таких налогов, которые бы сохраняли или развивали её структуру, исключая диспропорции. Также принцип охватывает равнонапряжённость, т. е. требование такого налогообложения, при котором равное давление осуществляется на разные объекты налогообложения, предупреждая деструктивное перераспределение активов внутри бизнеса или отрасли экономики».

          Здесь Д. Гетманцев предлагает заменить достижение конкретных цифровых показателей (KPI), по которым можно судить о качестве экономической политики (научный подход согласно стандартам и методологии экономики) на достижение аморфной, расплывчатой, подверженной высоким рискам субъективных интерпретаций цели «равное давление на разные объекты налогообложения во имя предупреждения деструктивного перераспределения активов внутри бизнеса или отрасли экономики».

          Сравните две ситуации. Первая – президенту/правительству/парламенту ставятся конкретные задачи на их пятилетний срок:

1) обеспечить ежегодный рост экономики на 7 – 10% в течение всего срока (президента, парламента);

2) обеспечить стабильность цен (инфляция 0 – 2% в год);

3) обеспечить рост производительности труда на 30%;

4) обеспечить сбалансированный бюджет государства на уровне max 28% ВВП;

5) обеспечить снижение объёма активов/ресурсов в руках государства до 20% всех ресурсов;

6) обеспечить привлечение в страну прямых иностранных инвестиций в объёме $50 млрд.;

7) обеспечить рост средней зарплаты (как вариант – медианной) до $800;

8) обеспечить попадание станы в Топ-30 мира в рейтинге экономической свободы;

9) обеспечить получение страной инвестиционного кредитного рейтинга;

10) обеспечить попадание страны в Топ-30 мира в рейтинге надёжности защиты прав собственности.

          В данном случае всё предельно ясно и понятно. Каждый занимается своим делом. Государство занимается созданием надёжных институтов, организаций защиты страны от внешних врагов, внутренних преступников, а также созданием пользующейся доверием людей судебной власти, прокуратура и других правоохранительных органов.

          Бизнес занимается производством товаров и услуг на тех условиях, на такой базе, при помощи таких технологий, с использованием таких человеческих знаний, навыков и умений, которые при качественном объединении, правильной рецептуре находит платёжеспособный спрос среди потребителей страны и мира.

          Общество занимается реализацией самых разных инициатив в сфере благотворительности, экологии, культуры, воспитания, образования, спорта, здорового образа жизни, религии и т.д. И ещё общество внимательно следит, проводит аудит и выносит вердикт качеству работы органов госуправления. Вот именно для этого нужно предельно точно формулировать задачи для избираемых органов власти.

          Таков научный подход к организации взаимоотношений людей в рамках страны при помощи государства. Он фундаментально отличается от того, который предлагает Д. Гетманцев в виде «минимального равенства», «достойного существования», «равновесия экономики» и «баланса ценностей и интересов». Первый подход – это системная, последовательная реализация принципов свободы и создание социально-экономической модели под название «капитализм». Капитализм – это система децентрализованного принятие экономических решений людьми в рамках их частной собственности в режиме свободного, добровольного обмена и открытой конкуренции.

          Д. Гетманцев предлагает модификацию модель государства всеобщего интервенционизма. Они ещё называется социализмом, рыночным социализмом, олигархатом, смешанной экономикой или государством всеобщего благосостояния. Если капитализм – это реальное народовластие в экономике, работа производителей на удовлетворение потребителя, то социализм – это власть VIP-распорядителей и потребителей чужого, которые в режиме ограниченной политической, гражданской и экономической свободы управляют ресурсами, активами и деньгами, прикрываясь равенством, благополучием и гармонией интересов.

Гетманцев – эгалитарист

          Д. Гетманцев является активным сторонником эгалитаризма, в ущерб свободе, в пользу VIP-распорядителей и потребителей чужого. «Свобода, сочетаемая с безусловным признанием прав собственности… приводит к неравномерному распределению и национального богатства, и национального дохода тем дальше, чем дольше свобода и собственность остаются нетронутыми революциями, кризисами и другими социальными потрясениями. Деньги липнут к деньгам, – говорит народная мудрость», – утверждает секретарь Национального совета по восстановлению Украины от последствий войны. В духе марксизма он предлагает следовать заветам тех, кто считает себя жрецом по установлению баланса между свободой и равенства.

          Одним из таких сторонников государства всеобщего интервенционизма является Дж. Стиглиц. Д. Гетманцев солидаризируется с этим левым экономистом в отношении неравенства: «Решение, предложенное Стиглицем, очевидно – используя механизм прогрессивного налогообложения, надо заставить богатых платить больше, таким образом перераспределяя свой доход в тем, кто не получает его в справедливом объёме вследствие дисбаланса стоимости капитал и труда, как факторов производства». Прошло 155 лет с момента публикации К. Марксом I тома «Капитала». Мир прошёл через разрушительный советский эксперимент, коммунистическую тиранию в десятках стран мира, через провальный эксперимент высоких, конфискационных прогрессивных налогов в развитых странах – и всё равно международный социалистический интернационал выступает с повесткой дня «забрать и поделить». Сейчас уже не в пользу диктатуры пролетариата, а во имя «устойчивого развития», «глобального баланса природы и человека» и «социального равенства в глобальном измерении», что бы это не значило.

          Д. Гетманцев принадлежит именно к этому интеллектуальному течению. Он претендует на статус того жреца (полисимейкера), который своими решениями будет устанавливать баланс между свободой и равенством: «… В реальной жизни противоречия между свободой и равенством должны решаться разумно, с учётом (в той либо иной мере), интересов всех членов общества. Согласие, к которому приходит общество, всегда несовершенно…»

          Разумность по Гетманцеву – это прогрессивные налоги, тотальная фискализация (кассовые аппараты), жёсткое регулирование и проверки, штрафы и конфискации – это для тех, кто не попадает в категорию государственных приоритетов – читай, номенклатурно-силовых фаворитов. Для «точек роста», «стратегически важных предприятий/отраслей» (список, разумеется, составляется и утверждается с подачи Д. Гетманцева и потребителей чужого) украинский профессор -марксист предлагает льготы, преференции, дотации, субсидии, а после войны – гигантские деньги на освоение.

          Такое «равенство» Украина проходила последние 30 лет, до российской агрессии 2022г. Нет ни одного аргумента, факта, который бы убеждал, что применение таких же инструментов, проведение такой же политики даст неизменно такой же результат. Вот только бенефициары будут другими. Д. Гетманцев, несомненно, будет иметь важный голос в определении их списка.

Гетманцев – манипулятор

          Маржиналистская революция произошла во второй половине XIX века. Учёные К. Менгер (Австрия), У. Джевонс (Англия), Л. Вальрас (Швейцария) открыли источник ценности. Они опровергли А. Смита и К. Маркса с их трудовой теорией ценности. Не зря открытие источника ценности считается революцией. Она навсегда изменила методологию экономического анализа, вернула человека (homo agens -человек действующий) в экономическую науку, очистив её от ложных, тупиковых утверждений.

          Маржиналистская революция, а вслед за ней Австрийская экономическая школа (АЭШ) создали прочный фундамент экономической науки, в том числе теории денег, бизнес-циклов и предпринимательства. Они камень на камне не оставили от марксизма и тех теорий, которые игнорировали человека в экономической науке. Судя по содержанию книги, Д. Гетманцев до сих не открыл себе того, что было известно миру более 150 лет назад. Иначе как объяснить во такой фрагмент книги профессора-депутата: «Стоимость фотографии при современном уровне развития техники невысока. Даже высокохудожественная фотография, сделанная на заказ, имеет определённую невысокую стоимость, состоящую из гонорара фотографа и мизерных затрат на расходные материалы. Это рыночная стоимость, которую за фото готов платить потребитель. Однако сколько стоит фотография воспитавшей вас бабушки, одна из немногих сохранившихся? Сколько готовы заплатить за неё вы? А ваш сосед, для которого она ничего не значит? Какова же реальная (рыночная) стоимость фото»?

          Реальная, рыночная стоимость фото – это те деньги, которые за него готов заплатить потребитель. Его ценности, желания, предпочтения в момент совершения выбора являются источником рыночной ценности. Это аксиома экономической науки, которая до сих пор не усвоена Д. Гетманцевым. Он же пребывает в жёстких рамках самоограничения марксистской методологии анализа экономических явлений. А в них есть только трудовая теория ценности, а также нагромождение того, что К. Маркс называл «теорией прибавочной стоимости». Сам автор её никогда не доказал и бросил, но современные марксисты старательно скрывают сей факт или даже о нём не знают.

          Д. Гетманцев пытается найти некую объективную ценность в предметах, товарах, услугах и на основании этого шаманства предложить Украине свой субъективный баланс интересов и ценностей, упаковав его в стратегию послевоенного восстановления страны.

          Д. Гетманцев вслед за западными сторонниками теории всеобщего государственного интервенционизма повторяет тезисы о доминации либерализма и его учений в современном мире: «…Либеральная политэкономия (которая в разных своих ответвлениях сегодня является господствующей западной философской мыслью) воспринимает человека однобоко, делая неоправданный акцент лишь на одной, экономической стороне его многогранной природы. И мы уже воспринимаем мир вокруг нас, ка бесконечный обмен экономических ценностей, к коим принадлежим и мы сами, упрощая природу человека, искажая её».

          Перед нами очередная грубая подмена понятий, оруэлловское «мир — это война». После кейнсианской революции, выпуска П. Самуэльсоном Economics экономическая наука зашла в тупик. Её ещё глубже затолкали туда самые разные варианты экономических учений, которые оправдывали и утверждали роль государства в экономике (поведенческая экономика, экономика общественного выбора, экономика игр, нейроэкономика).

Она перестала быть настоящей наукой, став набором гипотез, тезисов, утверждений, идеологических клише, математических уравнений и функций в рамках всеобщей теории государства всеобщего интервенционизма. Среди них такие штампы, как «провалы рынка», «совершенная конкуренция», «всеобщее равновесие» и т.д.

          Economics захватил практически всё экономическое образование (школа, университет, поствузовское образование) во всём мире, в том числе на всём постсоветском пространстве. Это совсем не «либеральная политэкономия», как утверждает Д. Гетманцев, а его её прямая противоположность – политэкономия государственного интервенционизма. Слово «либеральный» в США приобрело смысл «интервенционистский», «за расширение полномочий и функций государства», т. е. власти распорядителей чужого – против экономической свободы. Сторонником такого «либерального» подхода к экономике в Америке стали откровенный марксисты сенатор Берни Сандерс, вице-президент США Калама Харрис, конгрессмен Александрия Окасио-Кортес. В общественном дискурсе США они ассоциируются с «либеральной повесткой дня» в экономике. По сути дела, это прямая противоположность классическому либерализму, идеям либертарианства, доминацию которых Д. Гетманцев увидел в современном мире.

          Вот очередной пример глубокого непонимания Д. Гетманцевым природы и причинно-следственных связей современного мира. Он пишет: «Бренды не только эксплуатируют человека и ресурсы, что талантливо показала Наоми Кляйн, бренды создают окружающий иллюзорный мир человека, порабощая его сознание, подобно матрице». Реверансы в пользу Н. Кляйн, одного из идеологов современного государственного интервенционизма, которая грубо извращает факты и игнорирует научные выводы, со стороны профессора права – это как ссылки в монографии для получения статуса «доктор экономических наук» на передачи рашистского пропагандиста В. Соловьёва или статьи в «Комсомольской правде» нацистского рашиста-кремлефила М. Хазина.

          Выступать сегодня против брендов, нематериальных ресурсов, считать их инструментами порабощения – это демонстрировать полное непонимание не только теории ценности, но также природы современных экономических процессов, особенностей производства и обмена, управления рисками и неопределённостью. Сегодня стоимость нематериальных ресурсов, включая бренды, составляет ~75% ВВП мира демонстрируя высокие темпы роста последние 20 лет.

          Видеть в брендах не источник ценности, результат качественной работы производителя с потребителем, не показатель высоких стандартов управления, а инструменты порабощения и эксплуатации – это примерно то же самое, как обвинять первых создателей текстильных мануфактур, которые спасали детей от голодной смерти в том, что они не гарантируют им бесплатное жильё и образование в Оксфорде.

          Сегодня страновой бренд «Украина» – лучший в мире, потому что славу ему создало уникальное единство общества, вооружённых сил и руководства страны в борьбе с нацистской Россией, в войне за идеалы свободы, той самой свободы, которую так очевидно и неистово отрицает Д. Гетманцев.

          Д. Гетманцев настолько погружён в «светлые идеалы» советского прошлого, что даже в детских игрушках видит аморальную идеологию капитализма: «…Игрушки в своём дефиците выполняли действительную роль, настоящее призвание. Они были игрушками в полном понимании этого слова».

          Вдумайтесь в выражение – «игрушки в своём дефиците». Т. е. много игрушек, большой выбор игрушек и других товаров – это зло? Это проклятие капитализма? Значит, чтобы вернулось «настоящее», нужно вернуть дефицит? Ностальгия по советским временам, когда ценности были якобы настоящие, игрушки правдивые, отношения между людьми честнее, дружба крепче и любовь чище, это типичное отображение марксистской, левой повестки дня, которая доминирует сегодня не только на постсоветском пространстве, но и во всём мире. Романтизация разных форм философского коллективизма, практики государства всеобщего интервенционизма – это информационное, образовательное оружие против Свободы. Украина сейчас ведёт войну против тех, кто ностальгию по Совку перековал на танки, пушки и направил на украинскую землю. А тут секретарём Национального совета по восстановлению Украины от последствий войны назначается человек, который сам является носителем и активным пропагандистом этим самых ценностей совка и Большого государства.

Эпилог

В своей книге Д. Гетманцев задаёт себе и читателям философский вопрос: «Наверное, каждый из нас задумывался над смыслом жизни. Над вопросами: кто мы? Зачем пришли в этот мир? И что в этом мире оставим после себя такое, ради чего стоило приходить. Не знаю, как вам, а мне мысль о том, что смысл нашего существования состоит в удовлетворении собственных потребностей приходит последней».

          Нет ничего опаснее для страны, чем пассионарный политик/чиновник, который стремится создать всеобщее благо по своему усмотрению за чужой счёт – и при этом публично клянётся в своём аскетизме и скромности.

          Есть одна великая цель в жизни, которую миллионы украинцев добивались и продолжают добиваться – свобода. Это самая великая идея. Если мы оставим после себя страну политической, гражданской и экономической свободы, мы войдём в историю Европы и мира. Мы станем новым Западом. Ради этого стоит жить интеллектуалам, гражданским активистам, предпринимателям и власти. К сожалению, Д. Гетманцев такую идеи не разделяет, такую цель не ставит. Его книга «Очерки философии налога» позволяет предположить, что деятельность профессора-политика направлена на то, чтобы сохранить, укоренить и распространить в Украине марксизм, авторитаризм, мистицизм и стойкое неприятие идей и практики свободы.

          Каждый выбирает по себе, цели, ценности и идеалы. Открытым остаётся вопрос, спрос на какие идеи, ценности и цели, на какое видение Украины будущего предъявляет президент В. Зеленский, парламент и украинское общество. 

Источник: https://censor.net/ru/b3337613


Поділіться з друзями - підтримайте проект
X