Новини законодавства

Состоится ли профанация налоговой реформы?

Друк

Почему предложенная Минфином налоговая реформа неплохо подошла бы для любой развитой европейской страны, но совершенно убийственна для Украины

Масштаб проблемы

В 2014-м году с уровнем ВВП на душу населения по паритету покупательной способности Украина находилась ниже Египта, Туниса, Намибии. Нашими соседями на экономической карте мира уже давно являются не страны Восточной Европы, а страны Африки. А по итогам первого полугодия государственная статистика отрапортовала о 16%-ном падении ВВП, так что в будущей статистике за 2015 год нашими соседями в экономическом рейтинге могут стать Конго и Гватемала. Удивительным образом на этом фоне ответственным за экономические показатели удается находить позитив в виде “замедления темпов падения” и внушать веру в твердость какого-то мифического “дна, от которого можно оттолкнуться”.

Точка запуска кардинальных реформ

Налоговая система может стать своего рода спусковым крючком к настоящим всеобъемлющим экономическим реформам, ведь бумерангом затрагивает множество болезненных, но необходимых вопросов:

– что-то придется решать с Пенсионным фондом, ведь снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда будет означать тотальный недобор средств в него, а это — потенциальное признание необходимости его ликвидации и перехода к выплате социальных пособий из бюджета вместо так называемого пенсионного страхования, которое вовсе никаким страхованием де-факто не является;

– придется радикально сократить 3,5-миллионную армию непроизводительных бюджетников, практически по каждой категории которых показатели численности на тысячу населения в Украине значительно превышают аналоги как развитых, так и развивающихся стран

– придется признать, что не может называться “народным добром” что-либо, приносящее 100 миллиардов гривень убытка в год: именно такой суммарный результат был получен от госпредприятий в 2014 году; ради покрытия временного дефицита бюджета в результате налоговой реформы эти предприятия нужно будет продать

– получение “белых” официальных доходов может стать нормой и правилом, а важность этого сложно переоценить — это изменение отношений в обществе, ведь получение теневой оплаты уже формирует определенное отношение к природе денег у огромной массы населения

Украина — это Европа. Украина — не Европа

Противники радикальных перемен кивают на Европу: дескать, и там высокие налоги, и ничего — платят. Из этого мировоззрения появляется желание “переделать” украинцев: сейчас мы зажмем их контролями — НДС-счетами, нулевым декларированием, контролем за расходами, кассовыми аппаратами, трансфертным ценообразованием — и они станут у нас настоящими европейцами. Но более высокая налоговая дисциплина в Европе зиждется абсолютно на других столпах!

Столп первый. Текущий уровень благосостояния. С какой суммы легче отдать 40% налога — 5000 гривень или 5000 Евро? Вы все еще считаете, что одна и та же налоговая ставка применима к разным уровням жизни? История развитых стран указывает на то, что общий уровень налоговой нагрузки рос по мере роста уровня благосостояния. Когда кто-то говорит “посмотрите на Швецию с ее высокими налогами”, ему можно ответить, что сегодняшней Украине следует смотреть на отстающую Швецию первой половины ХХ века, когда там рождались Volvo, Ikea, Tetra Pak, а не на сегодняшнюю зажиточную Швецию. Стоит вспомнить начало статьи и реальное место Украины на экономической карте мира.

Столп второй. Доверие к тому, как государство распоряжается деньгами. Доставшуюся в наследство от СССР систему институтов, льгот и социальных гарантий государство старается хоть как-то поддерживать, но это как раз тот вариант, когда должно быть либо качественно, либо вообще никак: низкое качество усиливает недоверие к государству.

Столп третий. Развитый рынок капитала. Современное европейское предприятие ориентируется на рыночную оценку стоимости, то есть на капитализацию бизнеса. Ты готов заплатить больше налогов и не скрывать свою прибыль, если знаешь, что без этого рыночная оценка стоимости твоего бизнеса снизится. Прямая заинтересованность бизнеса в отображении высоких финансовых результатов выступает как предохранитель от неуплаты налогов.

Что же делать, если этих столпов нет? Строить систему, которая будет работать в существующих условиях.

Что предлагает Минфин?

Назначение Минфина ответственным за налоговую реформу — это своего рода управленческий нонсенс, это “пчелы против меда”. Основная задача министерства — исполнение бюджета. И этот орган должен провести реформу, которая потенциально создает проблемы для исполнения бюджета. Минфин должен был быть участником процесса, его согласователем по некоторым параметрам, но никак не ответственным.

В сегодняшней структуре министерства напрочь отсутствует ответственный за сокращение затрат бюджета. Мы имеем почти 50% перераспределения ВВП через госфинансы, которые тормозят экономику, а ответственного за сокращение госзатрат нет. Вместо подготовки базы реформы в виде сокращения затрат бюджета ищется решение, “как так сократить налоги, чтобы найти компенсаторы ровно на сумму сокращения, а лучше с запасом”. Итоги этого уравнения Минфин опубликовал на своем официальном сайте в виде презентации “реформы“.

Трижды перечитав презентацию, реформы обнаружить… не удалось.

Вот некоторые положения, которые якобы должны обеспечить “экономический рост, приток инвестиций, создание новых рабочих мест и улучшение условий предпринимательской деятельности”:

– “возобновление условия наличия связи с хоздеятельностью затрат, которые учитываются с целью налогообложения”. Это означает возврат во времена, когда налоговая могла посчитать ваши затраты на рекламу, командировки или прохождение обучения не связанными с хоздеятельностью и доначислить налог на выявленную сумму;

– “налогообложение автомобилей — для всех автомобилей возрастом до 5 лет”. Судя по всему, в Украине вводится новое понимание предметов роскоши: теперь это любой автомобиль возрастом до 5 лет.

– “банковская гарантия/депозит как условие обжалования налоговых доначислений Государственной фискальной службы в суде”. Не согласен с решением налоговой — положи вначале на депозит сумму, которую тебе доначислили, а потом можешь обжаловать.

Этих примеров достаточно, чтобы отобразить дух предлагаемых изменений. Но, быть может, где-то спрятаны хорошие новости? То, что даст экономике Украины шанс на развитие? Возможно, вам удастся найти их по ссылке выше, но в основном кроме фраз об “углубить и расширить”, увы, ничего найти не удалось.

Ссылки Минфина на зарубежных авторитетов

Словацкий реформатор Иван Миклош выступает советником и консультантом министра финансов в части налоговой реформы. На его авторитет ссылается Минфин. Отдадим должное профессионализму и патриотизму Ивана Миклоша. Он, безусловно, знает, что в результате словацких реформ уровень перераспределения ВВП через фискальную составляющую сократился с более чем 40% до 29%. Он несколько недовольно морщится, слыша в предложениях о возможности установления самой низкой в Европе налоговой нагрузки для фонда оплаты труда, ниже, чем в Словакии. Он в своих публикациях отстаивает право министра финансов на свое решение по налоговой реформе, а также готовит украинское общество к частичному демонтажу упрощенной системы налогообложения малого бизнеса. Там он реформировал свою страну, здесь он выполняет работу по контракту.

Реформы по-европейски и реформы по-украински

Реформы — не очень удачное набившее уже оскомину слово. По большому счету, стране нужна трансформация отношений в обществе. Из потребителей — в творцов, из патерналистов — в самостоятельные личности. То, что готовит Минфин, могло бы быть вполне названо реформой в развитой Европе — улучшить формулировки, уточнить условия, повысить контроль и т.д. Мелкие подстройки системы, которая работает хорошо, но может еще немного лучше. Этот же подход для Украины — профанация реформы. Немного уменьшить налогообложение оплаты труда ценой повышения сборов с мелких предпринимателей и введения новых налогов и более изящно и точно выписать Налоговый кодекс — этого ли мы ждем от налоговой реформы?

Вместо эпилога

Основатель шведской IKEA Ингвар Кампрад начал заниматься предпринимательской деятельностью когда ему было 5 лет — покупал оптом спички в Стокгольме и продавал их в розницу жителям своей деревни. Он не платил тогда никаких налогов, но именно благодаря таким людям и состоялась экономически успешная страна. Настоящий дефицит в экономике Украине — это предпринимательские таланты, идеи украинцев, которые словно дремлющие ангелы ждут своего часа. И если у нас будет доминировать фискальный подход, — вдруг кто-то недоплатил, вдруг заплатил мало, нужно не выпустить из ока государственной машины ни одно движение, то вечный сон нереализованных возможностей будет и дальше тянуть страну к фактическому банкротству. В так называемом проекте реформы Минфина ставка делается на контроль и некую абстрактную справедливость. Но есть другое мнение — налоговая реформа должна принести свободу предпринимательского творчества и активность.

Автор: Алексей Геращенко экономист, преподаватель Киево-Могилянской Бизнес-Школы (kmbs)

По материалам: “Дело

Додати коментар

Click here to post a comment

4 × два =

Наша розсилка

Випадкова цитата

Когда мне не хватало денег – я садился думать, а не бежал зарабатывать. Идея – самый дорогой товар на свете

— Стив Джобс

PUSH-повідомлення

Підпишись на оперативні сповіщення про оновлення на нашому сайті. Натисни дзвіночок в правому нижньому кутку і натисни ОК. Підтримується браузер Chrome та Firefox

Состоится ли профанация налоговой реформы?

Час читання: 13 min
0